ИнформацияАналитикаПубликацииПроектыЗаконыПерсоныИнвестицииФотоВидео
Современная стройка как элемент национальной безопасности
15.02.2021
Власть

Современная стройка как элемент национальной безопасности

Основа перемен в строительной отрасли — образ России будущего

2020 год можно смело назвать годом повышенного внимания к строительной отрасли — принято огромное количество долгожданных нормативных документов, из бюджета в стройку вливаются сотни миллиардов рублей. О стратегических направлениях развития строительной отрасли мы беседуем с заместителем министра строительства и ЖКХ России Дмитрием Волковым:

 

- Дмитрий Анатолиевич, 2020 год стал для Минстроя России годом нормативно-технического и нормативно-правового регулирования. Такого количества законов, СП, постановлений, приказов, которые были подготовлены здесь, я за последние 20 лет припомнить не могу. Откуда такая активность? И почему такая потребность в новых документах?

- Источник этой активности — те решения по итогам заседаний президиума Госсовета при Президенте России, которые легли в основу принятых нормативно-технических актов и составили программу изменений нормативной базы, успешно реализованной в 2019-2020 годах. При этом никто не сказал, что мы будем реформировать строительную отрасль, - мы будем ее развивать. Поэтому нет никаких решений и документов, которые бы все перевернули в отрасли и повели ее по абсолютно новому пути.

Все нынешнее регулирование строительной отрасли можно себе представить, как набор нитей, которые перепутались и скрутились в клубок. Есть два способа его распутывания. Первый — развязывать каждый узелок, и постепенно клубок приобретет красивую, гармоничную форму. А второй - более радикальный: разрубить клубок, не распутав, но это не наш метод. Сделано достаточно много изменений — мелких, средних, крупных, которые укладываются в единую логику и при этом не напрягают строительную отрасль. Раньше у нас были весьма резкие переходы к какой-нибудь дате: с 1 июля перейти на другую систему СРО или с 1 октября — на счета эскроу. И это было страшно неудобно для практиков.

А сейчас Минстрою и Правительству Российской Федерации удается сохранять последовательную логику изменений, они идут шаг за шагом, причем этих изменений настолько много, что отрасль не успевает их освоить. Мне недавно позвонили представители строительного бизнеса одного из регионов и с удивлением спросили, неужели действительно можно вести подготовительные работы без получения разрешения на строительство?

Все дело в том, что строительная отрасль по своему устройству и технологиям очень консервативна. Работая в строительной компании, я в какой-то момент осознал, что любое решение, которое мы принимаем, инкорпорируется год, и только после этого можно получить результат для анализа. И поэтому, если мы идем по пути резких изменений, естественно, с позитивными намерениями, то иногда сам переходный период сказывается на отрасли не слишком позитивно. Минстрой старается этого избегать.

- Я бы хотела вернуться к слову «система», потому что можно делать много разных шагов — самых положительных, но они будут бессистемными, «тушением пожаров» в горячих точках. И тогда классификатор строительной информации, СП о снеговых нагрузках или методах бетонирования, новые приказы и законы просто не встретятся. Где же основа всей этой системы?

- Основа всей этой системы — образ будущего, который мы все рисуем. Он укладывается, как мне представляется, в такую формулу: мы делаем все, чтобы увеличить скорость и уменьшить стоимость строительства при сохранении требований безопасности. Эта работа выливается в несколько направлений.

Первое направление — это цифровизация. Здесь очень понятные задачи: цифровая трансформация в строительстве заключается в переходе от работы с документами к работе с данными. То есть от PDF-чертежа к информационной модели. Для этого необходимо создать классификатор строительной информации и реестр объектов капитального строительства с уникальным идентификационным номером для каждого объекта. Нужно организовать реестровый принцип предоставления государственных услуг.

Второй блок — это административные барьеры, которые заставляют тратить длительное время на вопросы согласования. Снятие админбарьеров — это умение быстро согласовывать намерения инвестора и проверяющих органов. Здесь у нас появился новый инструмент, и мы впервые за всю историю строительства перешли от сокращения календарных сроков согласования к интеграции самой процедуры согласования в технологический процесс. На мой взгляд, это более перспективный путь. Например, мы ввели экспертное и проектное сопровождение, когда повторную экспертизу можно проходить в процессе проектирования и строительства. Не нужно останавливаться, собирать бумажки, идти в экспертизу, сдавать их туда, ждать, когда проверят, потом снова приступать к работе. Сейчас прохождение экспертизы идет одновременно с реализацией проекта.

Это более перспективный способ борьбы с админбарьерами просто потому, что в какой-то момент нельзя больше сокращать срок прохождения согласования. Меньше пяти дней этот процесс идти не может, эксперты будут просто не успевать или плохо делать свою работу. А в процессе проектного и экспертного сопровождения мы эти процессы размываем. Прошло полтора года с момента принятия этой нормы, и только сейчас это начинает реально работать, люди начинают понимать, как этим пользоваться.

Третье направление — это более эффективное распределение полномочий между Федерацией, регионами и муниципалитетами. Например, на федеральном уровне мы отменили разрешение на строительство для линейных объектов, ветроэнергетики, дорог 4 и 5 категории, потому что есть соответствующие региональные полномочия. Еще пример: определять, какое количество парковок при доме нужно в каждом регионе или какой должен быть процент озеленения территории, должны региональные и местные нормативы градостроительного проектирования, а не федеральные нормы. Раньше это делать было нельзя, в СП 42 была записана жесткая норма. Сейчас эта норма отменена. В таком ключе будем работать и дальше.

 

BIM строителям не игрушка

— Одно из самых «горячих» направлений развития отрасли 2020 года — это технологии информационного моделирования. Перестал ли BIM быть игрушкой или все-таки это технологии для самых продвинутых компаний? Да и посыл Минстроя России, что все объекты госзаказа к 1 января 2022 года должны проектироваться в BIM, вызывает большое сомнение…

- Если говорить про меня лично, я темой BIM занимался задолго до того, как пришел работать в Минстрой России, и внедрял эти технологии в деятельность своей компании. BIM-технологии и в 2012-2014 годах в России уже не были экзотикой, тогда просто сложнее было это делать. Этот опыт и влияет на мой нынешний взгляд на информационное моделирование. Я неоднократно говорил, что BIM — это технология, которую нужно применять при существовании такой необходимости, ее не надо навязывать и излишне регулировать, иначе она перестанет давать эффект. По этому принципу мы и занимаемся BIM: сначала «топчем дорожки», а потом их мостим, чтобы никому не мешать. Мы активно и на примерах показываем, какие это дает эффекты, и многие компании начинают это использовать. В конце февраля 2020 года Группа «Эталон» пригласила нас на свой объект и очень наглядно показала, что BIM - это не игрушка, а часть бизнес-процесса, причем очень серьезная, от которой люди получают большую прибыль.

Почему же сейчас мы можем позволить себе использовать более сильные мотиваторы для внедрения BIM? Пандемия окончательно продемонстрировала всем, что удаленные способы работы имеют конкурентное преимущество перед неудаленными. Поэтому государство как инвестор говорит: «Мы готовы заплатить деньги за проект, но тот, который будет сдан в информационной модели. Мы понимаем, как использовать эти данные, мы понимаем, какую пользу это принесет, и хотим также, как и коммерческие компании, получать прибыль». Вот решение, которое было принято Правительством России, и в 2021 году мы должны это решение реализовать. На самом деле, это очень короткий срок, но нужно ставить перед собой глобальные задачи и их выполнять.

— Проектировщики уже более-менее освоили BIM, но строители, тем более в массе своей, о BIM-технологиях имеют самое предварительное понимание. Не получится ли так, что все проектировщики делают прекрасные BIM-модели, потом передают их строителям — и не в «Эталон», а в рядовую строительную компанию. А там эту модель смотрят люди — и ничего не понимают! Она им не нужна…

- Тех, кому BIM-модель не нужна, мы не будем заставлять ею заниматься. Все очень просто: в рамках нацпроектов мы должны построить социальные объекты, государство вкладывает в это деньги, и оно не будет нанимать компании, которым это не нужно. Тот, кто это поймет и будет сейчас вкладывать силы, время и средства в развитие информационных технологий, выиграет на конечном этапе. Это мировой тренд, и это неизбежно. Да, мы ставим жесткие сроки, но все программные продукты есть, технологии позволяют, деньги на внедрение BIM нужны уже не такие сумасшедшие, как 5-6 лет назад. Есть много конкурирующих программных продуктов. Поэтому такая постановка вопроса оправдана, хотя срок меня как исполнителя заставляет быть в тонусе.

— Что для решения этой задачи нужно сделать со стороны органов власти?

— Нужно разработать стандарт передачи данных, запустить классификатор строительной информации и реестры (уникальный идентификационных номеров ОКС, разрешений на строительство, разрешений на ввод и так далее) для объектов капитального строительства и в перспективе хотя бы часть реестра нормативно-технических документов перевести из реестра документов в реестр требований, чтобы можно было эти требования обрабатывать и использовать в BIМ-модели.

— Если с 1 января 2022 года требование об обязательности BIM вступит в силу, не отсечется ли от госзаказа большое количество малых и средних компаний? Что на это скажет ФАС?

— Строительный рынок большой, на нем работают 200 тысяч компаний-подрядчиков, около 100 тысяч проектировщиков — конечно, кто-то отстанет. Мы сейчас имеем возможность и даже обязанность использовать более сильные мотиваторы для внедрения технологий информационного моделирования. Мы не ставим вопрос о том, что все должны проектировать в BIM — это невозможно. Но использовать государственный заказ в качестве мотиватора очень важно.

По моему мнению, если государство как инвестор своими нормативными правовыми актами, которые ФАС согласовывает, принимает такое решение, то особых проблем и возражений быть не должно. Будут проблемы перехода — тому, кто не подготовился, будет сложно. В данном случае должен произойти качественный переход. Если бы мы сказали 5 лет назад, что завтра все переходят на BIM — то это действительно было бы ограничение конкуренции. Две самые крупные компании работали бы, а остальные — за бортом. Сейчас происходит обратный процесс - мне звонят коллеги из регионов и говорят: «Давайте быстрее переход на BIM». Великобритания сделала это на три года раньше. Мы используем этот опыт — я специально ездил в Англию и в Шотландию, знакомился с их наработками, со специалистами, увидел много интересного.

BIM — не таблетка от всех болезней, это определенного класса задачи для компаний, которые помогают им в их бизнесе. Технологии развиваются так быстро, что та же виртуальная реальность становится частью обыденности — что уж там говорить о BIM-моделях! Я знаю компании, которые при пуско-наладочных работах стали использовать технологии виртуальной реальности вместо командировок и сократили свои расходы в разы. Я не думаю, что мы находимся в ситуации, когда своими решениями формируем рынок — в каких-то случаях мы его догоняем.

— Строительство — одна из самых «серых» и коррумпированных отраслей экономики — это общеизвестно. BIM -модель предполагает, что в нее для достоверности информации должны войти все работы и все затраты. Ряд экспертов выражает обоснованные сомнения, что далеко не все компании захотят делать свои операции прозрачными, а BIM-модель — это полная прозрачность процессов…

— Очевидно, что один из мотиваторов для государства работать над внедрением информационного моделирования — это повышение прозрачности строительства и расходования бюджетных средств. Это, так сказать, взгляд с одной стороны. Что касается строительной отрасли, руководители крупных компаний уже поняли, что прозрачность — это в их же интересах, и поэтому все операции идут в «белом» секторе. Тем, кто находится в процессе, будем помогать, двигаться вместе с ними. Мы рассматриваем это не как метод принуждения, а как мягкий технологический способ.

 

Стандарты как гарант нацбезопасности

— Еще одно очень большое направление деятельности Минстроя России — это техническое регулирование. Я так понимаю, что от идеи ввести строительные нормы пока отказались — слишком негативно это было воспринято. В конце года НОСТРОЙ предложил свой взгляд на реформу техрегулирования — сделать в каждом СП часть с обязательными требованиями. Каким образом здесь будет двигаться Минстрой?

- Реформа технического регулирования — это тот процесс, где я бы авторства никому не приписывал. Мы находимся в постоянном диалоге с профессиональным сообществом. Когда мы поняли, что, на мой взгляд, совершенно правильная идея строительных норм не проходит, потому что мы не находим поддержки в экспертном и деловом сообществе — а это означает, что рынок к этому не готов, мы от нее отказались. А принуждать неправильно. Поэтому, чтобы сохранить логику реформы, мы решили, опираясь на постановление Правительства № 985, сгруппировать обязательные требования в каком-то одном разделе. И, по сути, этот раздел и будет той самой строительной нормой. Весь вопрос заключается в том, сколько их будет и какие они будут. Это очень непростая задача, но она сделает работу удобней и уменьшит количество обязательных требований. Просто потому, что вразброс их больше, чем когда они будут собраны в одной главе. Это первый шаг, который мы планируем сделать.

Второй шаг — нам нужно учиться быстрее менять своды правил по трем основаниям: технические ошибки, приведение в соответствие с нормативно-правовыми актами и учет специальных технических условий, востребованных на рынке. Сейчас этот процесс занимает около полутора лет, потому что поправки сначала разрабатываются, потом обсуждаются, принимаются и так далее. Нужно попытаться этот срок сократить.

Третий шаг: переформирование нормативно-технической базы из реестра документов в реестр требований. Для этого нужно проанализировать СП на предмет требований и понять, сколько их там? Это первый шаг на пути к тому, чтобы сделать нормативно-технический документ в машиночитаемом виде.

Вот та логика изменений в техническом регулировании, которой мы будем придерживаться. Если мы это сделаем, то у нас есть шанс сохранить национальную систему технического регулирования.

— А что, есть угроза ее утраты?

— В конечном итоге, если она будет неконкурентоспособна. Когда эксперты много лет говорят, что многие наши СП из 50-х годов прошлого века, и они никуда не годятся, а мы на это не будем реагировать, - этой нормативной базой перестанут пользоваться. Существуют конкурирующие системы, они известны, и многие страны внедряют их у себя. Это и Еврокоды, и китайская система, и американская — и они их активно насаждают. Это же способ технологической экспансии — кого-то перевести на свою систему стандартизации, а потом спокойно зайти на этот рынок, увеличив экспорт услуг. И если мы не будем модернизировать нашу систему, это неизбежно произойдет. Это очень серьезный вызов.

— От стандартов логично перейти к строительной науке - ваш призыв обратить на нее пристальное внимание как никогда актуален. Но есть ли она? Очень многие профессионалы уверены, что у нас строительная наука почти умерла.

— Нет, она постепенно восстанавливается, государство и бизнес начали вкладывать в нее деньги. Любой знаковый объект - Сити, Лахта-центр — это скачок в строительной науке. За любым обновлением сводов правил стоит какое-то исследование, а это наука, высокие компетенции. Финансирование НИРов также дало возможность развивать определенные направления строительной науки. Если мы будем последовательно, шаг за шагом идти в этом направлении, то мы преуспеем. Это не быстрые процессы, ученые не рождаются на основании «дорожной карты» и решения рабочей группы, это многолетний длительный научный процесс. Революционных скачков тут быть не может, даже по отдельным направлениям — нам нужно постоянно работать над созданием научной среды.

— Очевидно, что с кадрами в строительной науке у нас не все гладко. Но ведь и отрасль в целом столкнулась с дефицитом рабочих рук. Что здесь может предложить Минстрой России?

— Ситуация действительно сложная, и у нее есть несколько решений. Из-за ограничений на въезд иностранных граждан в Россию в министерство поступают многочисленные обращения субъектов и строительных организаций по вопросу привлечения в стройку иностранных специалистов. Преимущественно граждан СНГ (Узбекистан, Таджикистан, Казахстан) и Турции. Чтобы погасить острый дефицит кадров, нужно наладить въезд в Россию иностранной рабочей силы — Минстрой сейчас над этим работает: уже создан регламент привлечения организациями иностранных специалистов. Это первое решение. Привлечение иностранной рабочей силы — не единственный выход из ситуации. Проблему недостатка строителей нужно решать более глобально, с расчетом на долговременный результат.

Подобное решение — организовать систему горизонтальной мобильности, сформировать кадровый потенциал отрасли. Безусловно, очень важен баланс этих двух инструментов. Нам точно нужно сейчас открыть возможность въезда для мигрантов, потому что в моменте наших строителей в таком количестве не найти. Пользуясь случаем, необходимо выстраивать систему переобучения, систему горизонтальной мобильности из отрасли в отрасль. Следовательно, нужны образовательные проекты, мы начали это делать в Кузбассе, будем их продвигать и поддерживать в других регионах. Это очень важная задача. Нам нужны отечественные строители, и в больших количествах. Будем над этим работать!

Лариса Поршнева

Этот материал опубликован в февральском номере Отраслевого журнала «Строительство». Весь журнал вы можете прочитать или скачать здесь.

 

 

Анонсы
25-26 февраля. Москва. Даниловский Event HALL
BUILDING SKIN RUSSIA 2021. ДНИ ОКНА В РОССИИ 2021
• • •
9-12 марта, Москва.
17-я Международная специализированная выставка индустрии HVAC&R – «Мир Климата – 2021»
• • •
9-12 марта. Москва. Экспоцентр
Международная специализированная выставка RosBuild. Салон «Деревянное домостроение». Форум «Строим будущее России вместе»
• • •
24-26 марта. Инновационный центр «Сколково», Амальтея Hall, Москва
Выставка "Отечественные Строительные Материалы"
• • •
13-14 апреля. Москва.
BIM-форум – ежегодное отраслевое мероприятие, посвященное актуальным тенденциям цифрового строительства в России и мире.
• • •
20-23 апреля. Сочи. Олимпийский парк, проспект Олимпийский, дом 1
С 20 по 23 апреля в Сочи пройдет Первый Международный строительный чемпионат. Мероприятие станет крупнейшим мировым событием в сфере промышленного строительства.
• • •
12 сентября 2021. Москва. Краснопресненская набережная 12
Международный Конгресс «Архитектура 2021», ежегодное ключевое кросс-дисциплинарное мероприятие отрасли
Вышел новый номер журнала Строительство!
скачать журнал
нет, спасибо